18 июля 2013
3509

Наталья Лайдинен: Чарльз Шлакс: С любовью к российский культуре

Имя издателя, специалиста по интеллектуальной истории России Чарльза Шлакса хорошо известно в США и Канаде. За долгие годы работы в области славистики Шлакс сделал многое для того, чтобы познакомить североамериканского читателя с российской культурой, сблизить страны, разделенные океаном.

Что заставляло Чарльза Шлакса заниматься этим нелегким делом даже в годы "холодной войны"? Прежде всего, заинтересованность в России, увлеченность русской литературой, очарованность магией поэтического слога и звучания речи.

Сегодня Шлакс выпускает целую линейку альманахов и журналов, посвященных России: "Имперская Россия", "Российская музыка - прошлое и настоящее", "Эра НЭПа: Советская Россия 1921-1928", "На еврейской улице", литературоведческое издание, посвященное творчеству Достоевского, несколько академических изданий по исследованиям в области славистики. Недавно открылся журнал "Поэзия. Russian Poetry Past and Present", объединяющий авторов, представляющих разные поколения эмиграции, классических и современных писателей.

- Господин Шлакс, откуда Ваш интерес к русской культуре?

- Я начал восхищаться ею, слушая музыку. В 1946 году среди приобретенных мной пластинок оказались записи симфонии Петра Чайковского N6 в исполнении Берлинского филармонического оркестра под управлением Вильгельма Фуртвенглера и балета "Петрушка" Игоря Стравинского в исполнении Лондонского симфонического оркестра, дирижер Эрнест Ансермет. Пластинки были выпущены в Великобритании, на студии "Декка". Я был потрясен прослушиванием русской музыки и прочтением отзывов об этих произведениях.

- Расскажите, пожалуйста, о Вашем жизненном пути.

- Я родился в Детройте (штат Мичиган), 20 февраля 1931 года. Моя мать - американка, а вот дед приехал из Саарбрюкена (Германия). Он женился на француженке из провинции Эльзас-Лотарингия. В качестве инженера дед работал в Мексике на строительстве дорог. Так что мой отец родился там, в штате Дуранго, а потом семья переместилась в Детройт. Меня растили в лоне римской католической церкви: начальная школа находилась под патронажем монахинь, средней управляли иезуиты. В школе был особый акцент на изучение теологии, философии, истории, начиная с античных времен и до наших дней. Четыре года я изучал латынь. Потом поступил в Университет Детройта, который также находился под попечительством иезуитов, но там преподавали и нерелигиозные люди.

В 1952 году я по распределению попал в американскую Армейскую Службу Безопасности (ASA). Сначала меня командировали в небольшое воинское подразделение, находившееся в северной Баварии, в тридцати километрах от Нюрнберга. Я занимался прослушиванием и записью обмена информационными сообщениями между ГДР и СССР. Вскоре захотелось изменить круг обязанностей. Я узнал о том, что есть возможность приступить к изучению русского языка в небольшой школе неподалеку от Обераммергау, что в южной Баварии. Я подал заявление о приеме и был зачислен на курс. Изучал русский язык с июля по декабрь 1953 года. С тех пор, конечно, многие слова забылись, но структура грамматики в памяти до сих пор сохранилась.

В 1955 году я защитил выпускную работу по русской истории в Университете Мичигана. Моим основным педагогом стал русский эмигрант, профессор Андрей Лобанов-Ростовский. Его отец был известным дипломатом в царской России. После этого я продолжил учебу в калифорнийском университете Беркли, занимался под руководством профессоров Мартина Малиа и Николая Рязановского, специализировался в области русской интеллектуальной истории, включая литературу.
По завершению учебы непродолжительное время я преподавал русскую историю в небольшом университете в Нью-Джерси, а в 1965 году получил приглашение преподавать в Монреале (Квебек, Канада) в Колледже Лойолы (тогда - англоязычная часть университета Монреаля). Там я был очарован франко-английской культурой. В 1966 году состоялось мое знакомство с эмигрантом из Польши, издававшим журнал под названием "Revue des etudes slaves" ("Обзор исследований в области славистики"). В течение года я трудился помощником редактора. Это было удивительное время! Работая над содержанием журнала, я открыл для себя новые грани культуры России, Польши, Болгарии, Сербии...

В 1967 году ко мне обратился Президент Колледжа Лойолы с просьбой начать выпуск журнала по сходной тематике. Тогда как раз в Квебеке усилилось движение франкофонов, направленное на придание французскому языку статуса приоритетного, а Колледж Лойолы являлся англоязычным учебным заведением. Так что руководство, опасаясь закрытия Колледжа, предприняло усилия по повышению научной значимости учебного заведения и росту его академического престижа в научных кругах. Так весной 1967 года я начал редактировать ежеквартальный журнал "Canadian Slavic Studies/Revue Canadienne d`etudes Slaves" ("Канадские исследования в области славистики"). Мне удалось довольно быстро получить необходимые для публикации материалы, поскольку я поддерживал обширные контакты с выпускниками Университета Мичигана и Беркли.

Вскоре стали поступать работы от ученых из Канады, я публиковал их как на французском, так и на английском языках. Годом позже я решил издавать переводы значимых литературных и научных трудов. Сначала осуществил публикацию перевода сборника статей о русской интеллигенции "Вехи", увидевшего свет в Москве в 1909 году. В нем содержалась критика марксизма и социалистических идей, овладевавших умами в России. После этого я осуществил издание перевода литературного труда болгарского писателя Алеко Константинова под названием "Бай Ганю. Приключения современного болгарина" - серии коротких сатирических рассказов, написанных в начале ХХ века. Уже в 1969 году журнал стал полностью окупаться за счет подписки, и я продолжил работу над ним уже без поддержки Колледжа.

В 1968 году я провел полгода в Восточной Европе, там много встречался в университетах со студентами и профессорами, договаривался о сотрудничестве. Такие поездки в дальнейшем стали ежегодными и продолжались до 1990 года. В 1971 году мне была предложена должность в Университете Питтсбурга. С этого момента мой журнал стал называться "Canadian-American Slavic Studies/Revue Canadienne-American d`etudes Slaves" ("Канадско-американские исследования в области славистики"), под таким названием он существует и сегодня. А еще через несколько лет я приступил к выпуску других журналов, где публиковались статьи и исследования по гуманитарным и социальным вопросам.

- Кто Ваш любимый русский писатель?

- Антон Павлович Чехов. Я начал читать его рассказы в переводах, прочел "Толстого и тонкого", "Тоску". Потом познакомился с пьесами и другими прозаическими произведениями. Любимые поэты - Александр Пушкин и Александр Блок. Особенно восхищаюсь поэмой "Двенадцать".

- Почему вы решили издавать журнал "Поэзия. Russian Poetry Past and Present"?

- Я чувствую, что в настоящее время существует определенный интерес к русской культуре и литературе, как в США, так и в Канаде. В журнале я хотел бы представить современную русскую поэзию, а также познакомить читателей с литературными произведениями авторов XVIII-XX веков, критическими литературными материалами, начиная со времен Ломоносова. Причем, публикации осуществляются на русском и английском языках, в дальнейшем планирую также печатать критические статьи на немецком и французском. Я считаю, у журнала очень важная миссия - открыть читателю русскую поэзию от XVIII века до наших дней. Среди авторов журнала - поэты, литературоведы, литературные критики.

Я был бы рад представить журнал в России, найти там читателей. Надеюсь, что на издание смогут подписаться академические и публичные библиотеки. Что касается аудитории на Западе, то здесь среди основных заинтересованных лиц - специалисты в области русской литературы и славистики в университетах и колледжах США и Канады, университетские и научные библиотеки в Европе, исследовательские институты, академии.

- Среди Ваших изданий - журнал "На еврейской улице". Откуда в Вашей жизни еврейская тема?

- Для меня еврейский журнал - очень важный проект, который позволяет рассказывать об истории еврейства, культуре, публиковать документы о жизни евреев в России в прошлом и настоящем. В начале ХХ века, до Первой Мировой войны, 40% евреев проживало в Российской империи (включая Украину, восточную Польшу, Эстонию, Латвию, Литву, Кавказ и Среднюю Азию). После 1917 года, как бы то ни было, евреи играли большую роль в становлении и развитии СССР.

- Трудно ли сегодня быть издателем в США?

- Нет. В свое время я купил небольшой типографский станок и другое простейшее полиграфическое оборудование. Так с 1971 года я самостоятельно выпускаю свои многочисленные издания.
Современные технические средства, включая Интернет, позволяют любому человеку редактировать и публиковать электронные издания. Например, издательство Brill Publishers, что в Лейдене (Нидерланды) специализируется на выпуске электронных журналов, но при этом стоимость их подписки даже выше, чем у бумажных аналогов. Однако я убежден, что сохранится и традиционный печатный формат книг и журналов, даже если библиотеки перестанут на них подписываться в связи с отсутствием места для хранения.

- Кроме работы издателя и специалиста в области интеллектуальной истории и культуры, какие еще интересы есть в Вашей жизни?

- Люблю музыку. Собрал коллекцию из 44 тысяч долгоиграющих виниловых пластинок, включая большое количество дисков фирмы "Мелодия". Часто хожу на музыкальные концерты. Ежегодно в январе посещаю Международную выставку потребительской электроники в Лас Вегасе. Также интересуюсь кинематографией, люблю "немые" фильмы 1915-1930-х г.г. и фильмы в жанре "film noire" ("черный фильм") 40-50-х г.г. В моем собрании - сотни кинолент. Когда выйду на пенсию, буду пересматривать.

- На Ваш взгляд, каково состояние культуры в современной России?

- Как специалист в области интеллектуальной истории, я считаю, что сегодня Россия находится в переходном состоянии от авторитарного государства к демократическому. Большинство страшных событий, происходивших в период с 1917 по 1989 годы, перестали замалчиваться, получили огласку. Существуют такие объединения, как "Память", Русский общественный фонд Солженицына.

Русская история традиционно акцентирована на сильное центральное руководство (от Ивана Грозного до Горбачева), и граждане привыкли к такому типу управления. В XI веке произошел церковный раскол, приведший к отпаданию восточной ветви христианства (византийской) от западной (Ватикана, римской католической). Каждая из церквей провозгласила себя единственно истинной. В середине XV века столетия рухнула Византийская империя. Западная часть бывшей Римской империи начала собственный путь развития, создала собственную культуру. В XVI веке Реформация разделила католическую церковь и вызвала к жизни новые интерпретации христианства. В результате этого начались изменения в религии и культуре, их проявления стали более разнообразными. На Востоке Реформации не было, поэтому религиозный и культурный процессы оставались неизменными. Так что, разница между Востоком и Западом становилась все более выразительной, пути - отличающимися друг от друга. Тем не менее, в середине XVII века произошел раскол и в ортодоксальной христианской церкви, в результате чего появились "старообрядцы". Руководство страны стало на сторону нового патриарха Никона, православие в дальнейшем превратилось в один из оплотов Российской империи.

Современная российская культура до сих пор во многом существует в реальности между Востоком и Западом не только географически. Особенно повлияло на современный процесс изменений "открытие" границ для проникновения западных, европейских и американских влияний в 1991 году, так что я уверен, что в российском обществе происходят серьезные подвижки в культурном развитии. Речь идет не о слепом копировании западных образцов, а о видоизменении традиционной восточной модели благодаря позитивному и негативному влиянию западной культуры.

В настоящий момент, на мой взгляд, для России, чтобы осознать и утвердить свою роль в современном мировом процессе, очень важно переосмыслить дореволюционный и послереволюционный периоды развития. Для этих целей очень важны различные средства культурной коммуникации, включая кино, театр, книги. Благодаря им, доступ к разнообразной информации смогут получить самые широкие слои населения, и соответственно, осознать свою историю и почувствовать себя частью мирового процесса.

- Вы хотели бы побывать в России и лично увидеть все, что сейчас происходит?

- Я мечтаю снова приехать в Россию! В октябре 2003 года я побывал в Москве и Санкт-Петербурге. В то время я занимался британским проектом "Полное собрание сочинений Александра Пушкина" (в пятнадцати томах). Инициатива издания исходила от человека, который не владел русским языком, но восхищался творчеством Пушкина. Я занимался распространением этого собрания сочинений в США и сопровождал его в поездке по России. Тогда в присутствии СМИ и гостей собрание сочинений великого русского поэта было торжественно передано в Российскую национальную библиотеку Санкт-Петербурга. Мы остановились в отеле, расположенном всего в двух кварталах от Невского проспекта, и провели в городе три незабываемых дня. Я посетил Эрмитаж, где из-за ограниченности времени, увы, осмотрел лишь небольшую часть коллекции, а также приобрел замечательный фотоальбом о Санкт-Петербурге. Мечтаю вернуться в этот удивительный город, в Москву, проехать по "Золотому Кольцу" России.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован